В гостях у дяди Тана

© Cybervlad

«Джунгли» начались уже в последний день пребывания в Семпорне, где мы провели 6 дней, погружаясь возле острова Сипадан. Но об этом я расскажу в другой раз, ибо сейчас речь о джунглях. Итак, мы отправились на автостанцию с целью выяснения подробностей попадания в окрестности города Сандакан, а именно в местечко под названием Гум-Гум, где находится операционная база «дядюшки Тана». Заранее, при помощи интернета было выяснено, что дорога из Семпорны в Сандакан проходит как раз через это место.

Для начала мы пришли не на ту автостанцию. Оказалось, что автобусы в Кота Кинабалу ходят «с более отдельной» станции, на которую мы и напоролись. Пришлось пытать кассира на тему «Minta maaf, boleh saya tumpang tanya, di mana bas steisen ke Sandakan?», на что нам был выдан четкий азимут. На автостанции до Сандакана присутствовало много людей, 3 автобуса и 2 картонных будки. Из надписи на одной будке следовало, что автобус отправляется в 7:45, а на другой было написано, что отправление в 8:00. Решили не рисковать и прибыть к 7:30. Осталось выяснить вопрос с билетами. Подходим к будке.
- Selamat petang! (Добрый вечер!)
- Selamat petang!
- Kami pergi ke Sandakan. Berapa tambangnya? (Мы едем в Сандакан. Сколько это стоит?)
Девушка из будки отвечает, что стоит это tiga puluh ringgit (30 рингит), после чего начинает тыкать в табличку со временем отправления и разводит руками. Типа, сегодня автобуса больше не будет. Объясняем, что нам и надо «pagi esok», т.е. «завтра утром». Попытка выяснить на английском языке, надо ли брать билеты заранее, или это происходит в автобусе, ни к чему не привела – «девушка из будки» английским не владела. А у нас кончился запас малайских слов. Ну и ладно, разберемся завтра. В конце концов, мы люди вольные, и привязаны лишь к авиабилетам…

Утром все оказалось просто – билеты продавали в автобусе, места свободные были, и примерно через 4 часа автобус скинул нас прямо напротив операционной базы «дядюшки Тана» в маленьком населенном пункте Гум-Гум.

Имя «дядюшки Тана» (Uncle Tan) известно в кругах бэкпекеров уже достаточно давно. Бывший учитель географии и активист по защите окружающей среды, Uncle Tan в конце 80-х стал показывать туристам настоящие джунгли. До этого туристы прилетали в Сандакан буквально на несколько часов, чтобы посетить реабилитационный центр орангутангов в Сепилоке. Понятно, что такие «рафинированные» условия далеки от условий настоящих джунглей, а обезьяны - практически ручные. «Операционная база» в местечке Гум-Гум, являющаяся отправной точкой для путешествий, представляет собой небольшой 2-этажный домик, где проживает семья Тана, а также имеется несколько комнат для ночевки гостей.

«Заброска» в джунгли начинается с 1,5 часовой поездки на микроавтобусе до старой пристани на реке Кинабатанган, являющейся крупнейшей рекой острова Борнео – ее длина более 560 километров. Далее еще около часа на моторной лодке, и вы попадаете в базовый лагерь (Uncle Tan’s Wildlife Camp), где собственно и происходит наблюдение за живностью и растениями дождевого леса (rainforest). Условия в лагере не то, чтобы совсем спартанские, но очень простые. Жилье – установленные на сваях деревянные хижины. Пол в хижинах покрыт линолеумом (цивилизация!), для спанья каждый турист обеспечивается матрацем, простыней и противомоскитной сеткой. Окон у хижин нет, двери в обычном понятии этого слова отсутствуют. Вместо дверей установлена подвижная сетчатая конструкция с несколькими запорами, которые человек откроет легко, а обезьяна – вряд ли. Хотя приматы учатся очень быстро – на сумках они уже научились открывать любые застежки и молнии, не освоили пока лишь кодовые замки.

Bearded Pig Monkey Водопровода в лагере нет – вода накачивается в большие емкости вечерами, когда на несколько часов запускается дизель-генератор (ваш шанс подзарядить батареи в видеокамерах и прочей электронике). Зато прямо за туалетом на дереве живет семья орангутангов, вечерами на огонек заглядывают бородатые свиньи (bearded pigs) и циветта (civet), а вараны и мелкие приматы шастают по лагерю постоянно. Одним словом, не 5-звездочный отель и не лагерь Хилтон, хотя вкусное 3-разовое питание и забота со стороны персонала гарантированы.

Типичная поездка рассчитана на 3 дня и 2 ночи. Лодка стартует от пристани после обеда и прибывает в лагерь примерно в 5:30 вечера. Причем, поездка по реке – уже сама по себе сафари, во время которого можно увидеть длинноносых обезьян (Proboscis Monkeys), две разновидности макак – длиннохвостых (Long Tail) и свинохвостых (Pig Tailed), птиц и много другой живности. После размещения в хижинах и ужина организуется ночное сафари, примерно с 9 до 10 вечера. Поскольку в это время уже темно, то есть уникальная возможность понаблюдать разную живность. Некоторые животные в это время активизируются, а некоторые наоборот, спят, и их можно рассмотреть и сфотографировать с довольно близкого расстояния.

На следующий день в 6:30 утра начинается утреннее сафари, во время которого можно понаблюдать за пробуждением дождевого леса. Днем, во время жары, особой активности в лесу нет, но желающие могут прогуляться по джунглям пешком либо с проводником, либо самостоятельно. Вечером предлагается пешая прогулка по джунглям с проводником, а если в лодке есть свободные места, то можно снова поехать на «ночное» сафари. Утром еще одна прогулка/сафари и после завтрака отбытие в сторону цивилизации. Начинается и заканчивается тур обедом на операционной базе в Гум-Гуме.

Но нам этого показалось мало, и мы договорились на расширенный 5-дневный вариант, включающий 2 ночевки в джунглях. В процессе «похода» в джунгли проводник (а проводники тут все из местных – «orang sungai» - «люди реки») обучит, как обустраивать себе спальное место, покажет съедобные растения, научит использовать «рамбат», «равай» и «бубу» для ловли рыбы, а также покажет, как добывать питьевую воду. Пойманную рыбу предполагается запекать в листьях имбиря, а если будут необходимые материалы, то проводник может показать, как готовить в походных условиях рис без котелка. В программе также обучение навыкам обращения с парангом – местной разновидностью мачете. Кстати, паранг, подписавшимся на эту авантюру, оставляют в качестве сувенира. Если с добыванием пищи ничего не получится, то голодать не придется – с собой берется минимальный набор продуктов: рис, лапша (типа «Доширака»), чай.

Итак, чуть за полдень, 9 мая 2007 года мы оказались на пороге операционной базы Uncle Tan в Гум-Гуме. За столом восседал колоритный мэн азиатской наружности, но чем-то не похожий на большинство малайцев.
- Selamat tengah hari! (Добрый день!)
- Selamat tengah hari!
- Kami datang dari Rusia. Nama saya Vlad. (Мы из России. Меня зовут Влад.)
Малаец улыбается и начинает бойко отвечать по-малайски. Приходится быстренько притормаживать его, и объяснять по-английски, что моего словарного запаса недостаточно для поддержания светской беседы. Наша заявка одиноко лежит на столе, посему времени для ее поиска не понадобилось. Нам предлагается сначала пообедать, а уже потом заняться формальностями. И хотя в жару есть не очень хочется, с удовольствием едим рис, жаренные цыплячьи ножки и всякую растительность в остром и не очень виде. И, конечно, чай…

Основные сумки (с оборудованием для дайвинга и прочими ненужными в лесу вещами) оставляем на базе, с собой берем только небольшие рюкзачки с самым необходимым. Наиболее плохо подготовленные туристы покупают в соседнем магазинчике резиновые сапоги, ибо ходить в шлепанцах в дождевом лесу – удовольствие сомнительное.

Грузимся в микроавтобус. Кондиционер в нем когда-то был, но уже не работает. Пора отвыкать от цивилизации. Мне, как самому большому, достается место рядом с водителем, и, соответственно, лучший обдув из открытого окна :).

Через полтора часа мы сворачиваем с дороги и оказываемся у старой пристани на берегу Кинабатангана. Ехавшие с нами англичане и бельгийцы кидают свои рюкзаки в « рузовую» лодку, и мы все рассаживаемся в «пассажирскую». Надевать спасательные жилеты в такую жару совсем не хочется, но требование обязательно – Кинабатанган речка быстрая, и совсем не узкая. Опять же, в ней водятся самые агрессивные в мире крокодилы, так что в случае переворота лодки долго барахтаться противопоказано :).

Proboscis Monkeys Как уже говорилось, путь до базового лагеря – уже сам по себе сафари, во время которого нам удалось понаблюдать множество длинноносых обезьян (Proboscis Monkeys), кучу более мелких приматов и даже парочку ярко раскрашенных птичек под названием kingfisher (зимородок).

Camp Вскоре лодка направилась в сторону берега, и я приготовился выпрыгивать (т.к. сидел на носу). Оказалось, что поторопился – лодка нырнула в высокую траву и поплыла по старому руслу (старичным озерам). Рулевой снизил скорость, верхушки деревьев сомкнулись над головой. Стало душно – температура воздуха выше 30, влажность – 100%, ветра нет. Через четверть часа мы причалили к базовому лагерю. Несмотря на жару, персонал бодро играл в футбол (shaolin soccer). Пока размещались по хижинам и перекусывали плюшками с чаем, стемнело, и запустился генератор.

Pig leaving Все-таки, rainforest – это rainforest. В нескольких метрах передо мной пробежала циветта, возле туалета в кусты ломанулся здоровый варан (кто из нас больше испугался – вопрос открытый), когда я подходил к обеденной зоне с футбольной площадки важно удалился дикий кабан. Нифига себе! И это еще только базовый лагерь, что ж в джунглях-то будет?

Пока готовится ужин, Лео («дежурный» сегодня) проводит брифинг для вновь прибывших. По-английски говорит настолько бегло, что приходится переспрашивать :). На стенах висят фотографии всяких зверей, и Лео подробно рассказывает, кого и при каких обстоятельствах мы можем встретить. Слоны нам не светят (они в этих местах бывают только во время миграции), носороги – тоже. Крокодил вероятен в основном русле, но встречается он не часто, и лучше с ним не встречаться, ибо тот без проблем заглатывает диких свиней. На стенде присутствует пара фоток рептилии. Действительно, лучше не пересекаться :). Также нам были продемонстрированы фотографии змей, гусениц, сороконожек и скорпионов, с которыми близкий контакт не желателен по причине их ядовитости. Хорошо, будем смотреть под ноги. А как у вас с пиявками? «С пиявками у нас полный порядок», - ответствовал Лео. «В смысле, в здешних лесах их довольно много, и бесплатную гирудотерапию получить можно совершенно без проблем». В конце брифинга трем русским отморозкам под удивленными взглядами иностранцев вручают паранги. Хороший «ножик». И колбаску порезать можно, и дерево срубить…

На ужин подают отварной рис, цыплячьи ножки и разные растительные яства, в одном из которых присутствуют мелкие ракообразные, по размерам примерно с мормыша. Забавно. Но вкусно. Берем по баночке пива (за наличный расчет, это тут такой мелкий бизнес у персонала) и пьем за День Победы. Крепкий алкоголь в лагере не приветствуется (хотя, бывают исключения, но об этом позже).

Около 9 вечера грузимся на лодку для «ночного» сафари. Рулевой сидит у мотора на корме, второй гид (с аккумулятором и мощным прожектором) – на носу. Моторка тихонько движется по воде, а луч шарит по деревьям в поисках интересного. На одном из деревьев замечаем группу обезьян, глушим двигатель и подплываем ближе. Но обезьяны нас все равно «спалили» и начинают «переговариваться» полусонными голосами:
- Огаугауго!
- Ога…
- Агугугу?
- Ого…
- Гуагуагу?
- Аго…

Kingfisher-1 Kingfisher-2 Civett Потом «высветили» сонного зимородка. Днем они летают, как ужаленные, а в темноте его можно рассмотреть вблизи. Как выяснилось, не только нам. На соседнем дереве зимородка высмотрела змея, придушила, и как раз пыталась его сожрать. Еще были лягушки, ящерицы, какие-то белые птички, снова обезьяны. Чтобы все это богатство сфотографировать, нужно возить с собой профессиональную технику, а не «цифромыльницу». Ну и наблюдать не один вечер, конечно. Переполненные впечатлениями, возвращаемся в лагерь, где я совершенно случайно успеваю сфотографировать цивету.

Если кто не в курсе, то с этим зверьком связано производство самого дорогого в мире кофе. Циветта жрет кофейные ягоды, причем выбирает самые лучшие. Сама ягода переваривается, а зерно лишь ферментируется в пищеварительном тракте зверька и выходит наружу. Вот из таких собранных зерен и делают самый дорогой в мире кофе, который по-индонезийски называется Kopi Luwak.

В хижине жарко, но зато чистый лесной воздух и звуки джунглей – шуршание варана, периодический дебош обезьян и куча других непонятных звуков.

В 6 утра просыпаемся на утреннее сафари. Но, наверное, его надо делать раньше, т.к. «просыпающиеся джунгли» надо наблюдать действительно на рассвете, а солнце уже поднялось, хоть не в зенит, но достаточно высоко. Посему ничего особо примечательного, кроме парочки птиц-носорогов (которых я по причине слабого знания биологии сначала принял за туканов, но специалисты потом поправили), замечено не было.

После завтрака начинаем собираться. Позавтракать нам рекомендовано плотно, ибо, когда будет следующий прием пищи – не известно.

Нашего гида зовут Реми. Типичный представитель «речного народа» (orang sungai) – небольшого роста, жилистый. Парню 21 год, в лагере работает уже почти 5 лет. После окончания школы изучает экологию (самостоятельно – по книжкам и на практике). Поскольку у нас все-таки не «школа выживания», то грузим в лодку тент, спальные мешки (нафиг спальник нужен в такую жару, я не понял, и использовал его исключительно в качестве подушки), канистру питьевой воды, чайник, сковородку, котелок и закрывающиеся пластмассовые корзины-ведра с рисом/макаронами/чаем. Буржуи провожают нас сочувственными взглядами, как будто мы отправляемся пересекать Сахару :). Под нестерпимо палящим солнцем отваливаем на лодке от лагеря…

Vlad with parang Lichi Плыть далеко не пришлось. Устроители мероприятия справедливо рассудили, что лес на берегу реки и в 3 километрах от лагеря, и в 100 километрах одинаковый, так зачем тащиться далеко? Причалили в небольшой бухточке в одном из старичных озер, вытащили пожитки из лодки. Время к полудню, майка и бандана насквозь мокрые от пота. Разумно рассудив, что в такой влажности они никогда не высохнут и приносят лишь дискомфорт, я их снял и больше не надевал до конца «похода». Вы спросите, «а как же комары и пиявки?». На что я вам отвечу: «не знаю почему, но меня они не жрали, хотя репеллентами я не пользовался». Нет, правда, я не вру. Коллег по авантюре (Пашу и Никиту) кушали исправно. Наверное, я совсем плохой человек, раз даже комары и пиявки ко мне не лезут :). Впрочем, с одной пиявкой слегка познакомился – когда снимал ее с кого-то, тварюга тут же попыталась присосаться к моему пальцу.

Vlad with parang - 2 А тем временем мы начинаем обустройство лагеря. Честно говоря, когда читал описание трипа, думал, что «спальное место» будет чем-то на вроде гнезда, которое строят орангутанги. Однако все оказалось прозаичнее. При помощи парангов мы нарубили жердей и соорудили из них небольшой каркас, поперек которого укрепили куски брезентовой ткани с продетыми в них жердями. Получилось что-то типа раскладушек, приподнятых над землей. На случай дождя над всем этим делом установили тентик (не из листьев, а полиэтиленовый), а для защиты от кровососов каждую «раскладушку» снабдили противомоскитной сеткой. Второй тентик установили над костровищем. Затем Реми изладил толстый кол (сантиметров около 40) и начал делать второй. Я заинтересовался, зачем это. Оказалось, для установки посуды над костром, и надо еще 2 штуки. Хм. Ну, давай, сделаю. Сдаю «готовую продукцию», и Реми ловко заколачивает колья в землю «треногой», чтобы на них легко вставала и сковородка, и чайник, и котелок. Забавная конструкция. Только недолговечная, обгорят же быстро… Мы обычно вбивали 2 колышка, а между ними тросик с крючком. Хотя со сковородкой будет сложновато :).

Во время всего этого действа взмок как конь. Ничего не хочется, падаю на «раскладушку». Все, у меня сиеста… А Реми разводит костерок и запаривает себе местную лапшу типа нашего «доширака». У него организм по-другому устроен :).

Однако пора подумать и об ужине. Отправляемся искать червяков. Нет, не с целью съесть, а на наживку :). Реми пытается копать парангом землю, но там никого нет. Говорит, что сгоняет в лагерь за лопатой и отправляется к лодке. А тем временем я расковыриваю упавшее дерево и нахожу там парочку жирных «дождевых» червяков. Но жутко вонючих почему-то. Сажаем их в бутылку из-под воды, потрошим дерево дальше. Пусто. Все-таки Реми пришлось сгонять за лопатой. Но что это была за лопата! Черенок внушительный, основательный. А вот лезвие… Как бы это сказать помягче? Короче, это узенькая конусообразная конструкция, чуть шире черенка. В результате эта «лопата» больше похожа на несуразный ломик – ногой надавить невозможно. В результате махания этой штукой было отловлено еще 2 червя. Ну что же, едем на рыбалку.

Для начала мы выбрались в основное русло и заплыли в мелкую протоку, где попытались добыть рыбу при помощи «рамбата». Это такая круглая сетка с металлической цепью по периметру. Поделив ее на 3 части (одна на руке, одна на колене, одна на плече), Реми ловко кидает конструкцию, она раскрывается в воздухе как парашют и падает, накрывая все, что под ней оказалось. «Но пришел невод с одною тиною морскою». Палки, листья и парочка сомиков, размером с палец. Когда Реми начал поднимать сетку после следующего броска, лес огласился моим ревом «udang!!!», т.к. в сетке болталась большая пресноводная креветка. Через несколько минут в ведре было уже 3 креветки. «Реми, давай четвертую!». Но Реми грустно поведал, что на креветок у него аллергия.

Pavel with butterfly Во время рыбалки к Паше активно приставала какая-то бабочка. Почему-то она не хотела садиться никуда, кроме его головы. Причина оказалась гораздо прозаичнее - Паша 5 дней нырял в этой бандане, посему она насквозь просолена, и бабочка таким образом восстанавливала солевой баланс.

Солнышко стало клониться к лесу, и мы поспешили запастись растительной пищей – на другом берегу реки Реми сорвал 3 верхушки какого-то растения, раздал нам в качестве образца для сбора. Вскоре у нас был внушительный букетик, состав которого он тщательно проверил, ибо мы могла по ошибке сорвать что-нибудь не то.

Перед возвращением на стоянку мы еще заскочили снарядить «равай». Поскольку я не рыбак, то не знаю, есть ли аналогичная конструкция у нас и как это называется. В общем, между двумя деревьями на уровне поверхности воды натягивается пластиковая веревка, к ней на толстых 20-сантиметровых кусках лески привешены крючки. На которых мы и нацепили несчастных червей. За этим действием нас застала лодка с буржуями из базового лагеря, которые сперва смотрели на нас сочувственно, а когда им показали креветок, защелкали фотоаппаратами.

К стоянке причалил уже совсем в сумерках, восстановили костер. На ужин был отварной рис, «доширак», жареные креветки, жаренная с луком и чесноком травка (Реми называл ее green fun – двусмысленное название).

Часов в 8 вечера отправляемся проверять равай. Коллеги не поддерживают порыва, и мы отправляемся вдвоем с Реми – он «на руле», я – «светильником». Естественно, червяки были сожраны, а рыбы не было. Засим и отправились спать.

Ночью было душно и шумно. Орали обезьяны, под «раскладушкой» кто-то постоянно ползал и сопел, судя по звукам грохающего чайника, по нашей стоянке активно топтался варан, но макароны есть не стал. Ближе к утру пошел дождь, однако тент со своей задачей справился успешно.

Telifon Nikita with sacred tree Утром мы поступили как тупые ленивые животные :). Вместо того, чтобы встать пораньше и посмотреть просыпающийся лес, продрыхли до 8 утра. Народ лениво поклевал лапшу, я же завтракать не стал совсем, ограничился кружкой кофе. С моими жировыми запасами тут можно вообще не есть, на сохранение тепла организм энергию не тратит :). Далее мы прогулялись по лесу в режиме «приятное с полезным». В смысле, посмотрели лес, и параллельно снова попытались найти червяков. На этот раз не повезло совсем. Зато во время очередных раскопок Реми вписался головой в ветку, по которой двигалась куча муравьев :). Попался нам похожий на скорпиона жучок, но очень маленький (биологи уточнили, что это не скорпион, а зверюшка под названием «телифон» - у них вместо жала ядовитая брызгалка). Пара паучков. Куча мерзкого вида сороконожек. Я не фанат насекомых, посему фотографировать не стал (кроме «скорпиончика»). Потом нашли пень, поросший большими белыми грибами. По виду похожи на те, которые продаются в «корейских салатах». Но Реми сказал, что «это несъедобно». Что ж, ему видней, он местный. Кстати, показал нам дерево, считающееся у местных священным. Пришлось уточнить, вид дерева, или конкретный экземпляр. Выяснилось, что все-таки конкретное дерево. Помня о пункте программы «и вас научат добывать безопасную питьевую воду в лесу», гружу этим вопросом Реми. Он смотрит удивлено: «Местные пьют воду из реки. Только отстаивать надо и кипятить». Вот и научились :(.

Возвращаемся на стоянку, падаем отдохнуть. «What time is it?»? – интересуется Реми, а я в глубокой задумчивости не врубаюсь: «Кто здесь?!». «Pukul berapa sekarang», - смеется он. А, ну так бы и сказал. «Pukul satu lima belas» (1:15).

Садимся в лодку и снова отправляемся на поиски пищи. Тем более что сегодня у Никиты день рождения, и рис с макаронами не представляются оптимальным вариантом :). Начинается дождь, прячемся под дождевики. Потом понимаю, что совершенно зря – дождь теплый и приятный, заодно смывает пот и грязь гораздо лучше мутной и желтой речной воды. Впрочем, он также быстро и заканчивается. На всякий случай проверяем равай. Но у рыбы с головой все в порядке, на голые крючки не бросается.

Заезжаем в «нашу» протоку с целью половить креветок. Рамбат кидаем долго, но безрезультатно. А потом он еще и рвется – приходится ремонтировать. Через полчаса удается поймать одну креветку. Реми грустнеет. Суемся еще в пару проток, кидаем рамбат у берега – слишком глубоко, рыба сбегает из-под сетки. Ну что ж, придется стать «гурманами травы и растительной пищи» - отправляемся на «огород» за green fun. Начинаю бодренько ее собирать, а Реми недоверчиво косится «ты уже запомнил, как она выглядит?!». «Конечно». Хотя в собранном мной «букете» оказалась одна травинка другой породы. Но очень похожая.

На обратном пути еще раз пытаем счастья с рамбатом, прямо в основном русле реки, у берега. Реми шаманит на носу лодки, а я пытаюсь ее удержать при помощи палки. Никита с Пашей ржут надо мной, т.к. палка до дна не достает, и как шест ее использовать не получается, а эффективность гребли ею - еще та. Советуют погрести руками, а лучше вилкой. Ну почему у них не принято держать в моторках весло? А если движок откажет? И вдруг два броска сети оказываются результативными – поймано 3 сомика пристойных размеров. Конечно, не тунец, но хоть что-то.

Приезжаем на стоянку, разгружаемся. И тут Никита садится на измену «какая свадьба без баяна», в смысле, как можно отмечать день рождения без пива и гитары? Реми вздыхает, и они отправляются в базовый лагерь. Через час приплывают. Никита доволен – удалось добыть 10 банок пива и пристойно звучащую гитару. Эх, эко-туристы, приехали «джунгли послушать» :).

На правах именинника Никита терзает инструмент, я шинкую «зеленую радость» (green fun), Реми чистит рыбу, а Паша занимается костром. Вскоре трава поджарена, рыба и «подарочная» креветка тоже, откупориваем пиво. Ну, дальше как обычно – туристическо-дворовые песни под гитару, с вялыми попытками вспомнить что-нибудь интернациональное типа «желтой подводной лодки». Чувствуя наше настроение, Реми интересуется: «ну что, ночное сафари или просто звезды посмотрите?». Народные массы захотели просто звезд. Рассаживаемся в лодке «согласно штатному расписанию» - Реми на моторе, я с прожектором – и выплываем на середину старичного озера. Сказать что «небо офигительное» - ничего не сказать. Погода ясная, Луны нет, до экватора всего 500 километров, посему небо и звезды с нашими широтами и близко не сравнимы. Помедитировав на это великолепие, возвращаемся на стоянку и заваливаемся спать. Зверье ночью бузит с удвоенной силой – какая-то тварь все-таки перевернула чайник и корзины с провиантом, а другая (или та же?) зацепилась за меня, когда шастала под «раскладушками». Фонарь включить не успел, посему «шо это было?» так и останется вопросом…

Утром, понятное дело, опять все проспали. Хотя и не совсем :). После пробуждения отправился я в лес с целью выкопать ямку (если кто не понял: для справления естественных надобностей, чтобы потом результаты и бумагу закопать). Выкопал ямку, сижу тихо, сливаюсь с природой. Видимо, слился настолько, что меня перестали замечать, и по дереву напротив запрыгали две белки (Или не белки? Ну, биологи опять поправят!). Пожалел, что не взял фотоаппарат (хм, отправляясь «в туалет», как-то об этом не подумал). Пришло время разбирать наш «временный лагерь», что заняло не более 15 минут, и к завтраку мы уже были в базовом лагере. Буржуи кинулись нас поздравлять, как будто мы пересекли весь Борнео на автономном питании, а не протусовались 2 ночи в лесу в нескольких километрах отсюда :). Впрочем, экспириенс все равно полезный – лично я раньше никогда в дождевом лесу не был. Для себя сделал вывод, что переносить такой климат мне довольно дискомфортно – пока неподвижен, еще терпимо, но как только начинаешь двигаться, сразу становишься мокрым.

Никита сказал, что «хочет цивилизации» и после завтрака свалил в Сандакан, а мы с Пашей остались еще на сутки, как и было предусмотрено изначально. И не зря ;)

Camp Camp under water Для начала принимаю некое подобие душа (из той же самой речной воды, при помощи ведра и ковшика) и плюхаюсь в гамак. Красота! Лежишь, покачиваешься, насекомые не кусают, достаточно комфортно, хотя ветра и нет. Вокруг летает куча красивых бабочек, шастают ящерки, а на дереве замечаю небольшого зверька, похожего на увиденных утром белок, только существенно меньше. Может, детеныш? Лежать надоело, брожу по лагерю. Воды за время нашего отсутствия стало больше – поле для «шаолинского футбола» полностью под водой.

В обеденной зоне сидят два малайца (один полный и в очках, другой худой и с кучей фототехники), вокруг которых персонал всячески вьется. Ранее мы их видели на лодке, и Реми сказал «это наш босс». Видя мои «брожения», боссы интересуются, нет ли у меня желания прокатиться на лодке. Желание, конечно, есть. «Ну, так бери вон ту лодку и катайся. С мотором справишься?» «Не вопрос!». Пытаюсь запустить движок, но ничего не выходит. Один из сотрудников, Ян, со снисходительной улыбкой забирается в лодку и начинает мне показывать, как это делается, дергая за трос стартера (примерно как Леонов в «Кин-дза-дза» демонстрировал использование огнива вместо спичек «Вот так надо! Вот так!»). Однако и у Яна тоже ничего не выходит. Он снимает кожух с движка, начинает подергивать провода и т.п. Глядящий на все это безобразие Реми вздыхает, идет к лодке, и, бормоча что-то вроде «понаберут безруких…», поправляет тросик на «пимпочке», которой движок глушат, и с одного рывка его заводит. «Противоугонка» :).

Включаю реверс и потихоньку пробираюсь между манграми задним ходом до открытой воды. Почему задом? А потому что так маневрировать легче :). Выбравшись на открытое пространство, переключаю «передачу», даю газу и делаю «круг почета» по озеру, чтобы немного проветриться, Потом сбрасываю скорость и обследую берега, периодически глуша мотор, в надежде увидеть зверье. Но в период дневной жары кроме бабочек ничего не попадается. Остается лишь искупаться на открытой воде и плыть обратно.

Armwrestling Перед ужином берем с Пашей по баночке пива, дабы отметить окончание «лесной» части поездки. Но не успели мы допить пиво и приступить собственно к ужину, как к нам подходит Лан и вручает стакан с чем-то. «Что это, Бэрримор?!». «А у нас сегодня вечеринка по поводу приезда боссов», - объясняет Лан, «плюс у вашего друга вчера был день рождения, вот и повод для выпивки. А в стакане – малайская водка». И загадочно улыбается. Благодарим, выпиваем. «Водка» оказывается рисовым вином (типа сакэ). Заметив, что стакан мы оприходовали моментально, Лан притаскивает целую бутылку и со словами «о да, русские пить умеют!» вручает нам. Тем временем, вечеринка персонала набирает обороты, боссы вместе с гидами распевают под гитары песни на малайском и английском языках, пританцовывают, распивают «водку» (это к вопросу, что в лагерь запрещено привозить напитки крепче пива). Потом возникает идея спеть «happy birthday» в честь дня рождения Никиты, и тот факт, что он еще утром слинял в Сандакан, публику не останавливает. Нас с Пашей вовлекают в мероприятие, не забывая подливать теплой рисовой водки. Европейцы и прочие буржуи с удивлением смотрят на совместную русско-малайскую пьянку. Вскоре алкоголь берет свое, и начинаются развлечения в виде устроенного экспромтом турнира по армреслингу, сперва между Россией и Малайзией, потом вовлекаются и другие страны. Победила Австралия :).

Bird В 9 вечера народ вспоминает о ночных сафари и прогулке. Лан спрашивает, что бы мы предпочли. Мужик, ну ты сам подумай, охота нам сейчас перебирать ногами? :) К счастью, в лодках нашлось пар свободных мест. Сафари было менее удачное, чем в первый вечер – удалось «подстрелить» на фотоаппарат только одну птичку и стать жертвой укуса пчелы. «Везунчиков» оказалось двое: на нашей лодке – я, на соседней – Лан. Я поплевал на место укуса и забыл о нем, а у Лана рука заметно припухла, и если бы не алкогольная анестезия, он бы беспокоился сильнее.

Возвратившись в лагерь, продолжаем развлекаться (хм, а я планировал посидеть тихонько в темноте в надежде еще раз увидеть и сфотографировать циветту). В процессе развлечения малайцы были ознакомлены с произведениями известных и не очень российских авторов туристическо-дворового жанра. Поскольку гитару в руки я беру крайне редко, а струны на инструменте были совсем даже не пластиковые, а металлические, к концу вечера пальцы ощутимо болят, не смотря на алкоголь.

В какой-то момент Лан изрекает «а слабо выпить много?!» и наливает Паше примерно 1/3 стакана. Эх, зря он это затеял :). Приходится объяснять, что в России водку употребляют в объеме стакана, и что водка у нас не «tujuh belas» (17 градусов), как написано на бутылке, а «empat puluh» (40). Лан не верит. Рассказываю, что в России холодно, потому и водка крепче. А тем временем, стаканы наполнены и настает момент истины. Паша без проблем стакан осиливает, Лан же после 3 глотка останавливается. «Лан, так нельзя! Рашн традишн!». На что Лан говорит, что согласно местной традиции нужно закусывать и куда-то убегает. Через минуту возвращается с пластиковым ведром. Ведро закрыто крышкой и чем-то наполнено на 1/4. Крышка снимается, после чего Паша отпрыгивает в сторону, зажав нос – в ведре смешанная со специями и перебродившая в теплом месте рыба. Лан с аппетитом наворачивает пару ложек и предлагает попробовать. Пробую. А что, неплохо. Чем-то похоже на недожаренные шашлыки или на корейское блюдо «хе». Удалось уговорить попробовать и Пашу, но он не пришел в восторг и пошел закусывать это дело активированным углем. Запив это дело все той же водкой, продолжаем концерт. Оказывается, после малайской водки, кратко изложить содержание среднестатистической русской песни на смеси английского и малайского не так уж и сложно. Во всяком случае, проще, чем переводить на английский после 3 банок пива песню «Черный ворон», которую мы пели в баре ScubaJunkie после окончания дайвов на Сипадане :). Обнаружив, что время уже перешло за полночь, прощаемся, малайцы останавливают генератор, и все идут спать…

Утром было солнечно и почти прохладно. А может, просто наступила акклиматизация? Умываюсь, беру фотоаппарат и предпринимаю очередную попытку выследить и сфотографировать орангутангов. Но «лесные люди» («orang» на малайском означает «человек», а «utan» - «лес») не желают позировать. В смысле, найти их удалось, но они сидели в кронах деревьев, а моя фототехника слишком слаба для съемки в таких условиях. На получившихся изображениях можно разглядеть лишь небольшие коричневые пятна в листве.

Uncle Tan team Через час лодка отвезет нас обратно, к цивилизации. На прощание фотографируемся с персоналом. Попутно выясняю, что «босс с фотоаппаратом» не кто иной, как Eugene Tan, возглавивший компанию после смерти ее основателя - Uncle Tan'а. Нам вручают англоязычные брошюрки с просьбой рассказать о лагере друзьям, знакомым и просто интересующимся экотуризмом людям. На что я обещаю Юджину обязательно написать об Uncle Tan Wildcamp на русском языке (и этот текст – начало выполнения обещания), поскольку информация на сайте http://uncletan.com исключительно на английском… Потом была «выброска» в Гум-Гум, такси до аэропорта Сандакана и 3-часовой перелет до Куала-Лумпура, где мы и провели последние 3 дня отпуска, заехав по пути в аэропорт в «города будущего» - Путраджайю и Киберджайю. Но это уже совсем другая история :).

Design © CyberVlad

Valid XHTML 1.0!  Valid CSS!